+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

Выступление Г.П. Трофимчука на заседании Центра национальной политики МГУ по теме "Концепция национальной политики современной России" (04.02.2012)

10.03.2012

Практический аспект реализации Концепции новой национальной политики

 

Предвыборная статья В.В. Путина «Россия: национальный вопрос» рассматривает ключевые проблемы в межнациональной сфере России и, как мне представляется, не только их констатирует, но и призывает к совместному размышлению в данном направлении. И это понятно – национальный вопрос решить, что называется «в одного», невозможно, только общими усилиями.

Одна из затронутых проблем – мультикультурализм, который не сработал в Европе, и автор статьи об этом говорит прямо. В наших, российских условиях имеется разновидность этого понятия – «толерантность», которая здесь не работает точно так же, как и мультикультурализм у них. В России всегда существовал иной принцип совместного проживания народов, где не надо было кого-то призывать к этому казённому формату, убеждать в его необходимости. Поэтому нам есть, чему поучить, в этом отношении, ту же Европу. Но чем дальше мы будем призывать к формальному соблюдению толерантности, тем больше будем погружаться в межнациональные проблемы, которые характерны для зарубежных стран. Этот тезис мы, как Центр национальной политики, должны отразить в наших итоговых рекомендациях и напомнить об этом власти. То, как «сработала» в РФ толерантность, близкая, по свойствам, к мультикультурализму, все смогли убедиться на примере Манежной площади в конце 2010 года.

В. Путин ставит также вопрос о том, каким, всё-таки, в своей основе, является наше общество – моно - или полиэтническим. Здесь также имеется своя, российская специфика, о которой в последнее время всё чаще и чаще напоминают сами наши народы. В частности, лидеры кавказских общин чуть ли не на всех круглых столах говорят о том, что если из тела России будет вынут собственно русский стержень, то страна и федерация на этом закончатся, а сами кавказские народы вступят в эпоху тысячелетних войн между собой, всех со всеми, которую некому уже будет остановить. Поэтому они заклинают русский народ «проснуться», и выполнить, наконец, свою историческую миссию. И это мы также должны отразить в рекомендациях ЦНП МГУ Кремлю.

Неточные оценки того или иного явления автоматически провоцируют неправильные практические выводы, но особенно опасна такая неточность в межнациональной сфере. В этом вопросе у нас имеется слишком много штампов. Назову своими именами только некоторые из них, о них многие знают, но почему-то боятся обозначить их вслух.

Русский народ регулярно называют народом-коллективистом. Однако на самом деле это далеко не так. Взгляните, как держится, внутри себя, любой кавказский народ, они даже по улицам любят ходить большими группами. В то же время русские, к примеру, находясь в командировке, всегда требуют для себя отдельных, одноместных номеров, не желая делить помещение с кем бы то ни было из своих соотечественников. Достаточно вспомнить, с каким наслаждением наши люди вырывались из общих, коммунальных квартир, как только представилась такая возможность. Эти бытовые штрихи – крайне показательны и характерны. Тем самым, и многие наши межнациональные программы, в какой-то своей части, строятся не на реальных, а на пафосных, оторванных от жизни предпосылках.

Другой пример – религиозная сфера. Этот аспект, опять же вопреки установленному кем-то мнению, искусственно разделяет, а не сближает народы, как бы кому ни хотелось обратного. Но Россия ещё больше усугубляет это разделение, зачем-то вводя религиозное воспитание уже в начальных школах. Сегодня, в этом отношении, нас пока спасает то, что традиционные конфессии пока ещё возглавляются людьми, которые помнят нашу прошлую страну, они там жили лично. Но наступит день, когда в силу естественных причин эти структуры возглавят люди, которые сидели уже, что называется, «в разных окопах», и тогда проявятся все страшные дефекты подобного «воспитания».

Также у нас делается огромный упор на рассказах ветеранов о былом, их выступлениях перед молодёжью. Это важнейшая форма патриотического воспитания, и об этом вряд ли кто будет спорить. Однако надо понимать, что встречи с ветеранами должны являться лишь частью общей большой концепции, которой в новой России нет. Новая Россия не является Советским Союзом ни в одном базовом аспекте, но при этом пытается опереться на старые программы межнационального воспитания, которые были органичны для другого времени и для совершенно иной страны. В этом месте – огромный структурный провал. Разговоры о том, что «раньше мы жили и воевали вместе», на молодёжь практически не влияют.

И таких штампов в общественном сознании много. Отмечу только ещё один. Мы никогда не задумываемся, например, почему все рвутся «жить, как в Европе». А ответ здесь простой: Европа – это общество потребления в чистом виде, территория бытового комфорта. Так что же мешает самой России поднять планку так называемого «потребления» для своих собственных граждан (тем более что наша территория, наши природные возможности позволяют реализовать эту цель намного полнее и достойнее), чтобы привлечь окружающие нас страны и народы уже к самой себе? Тем не менее, мы продолжаем проклинать «общество потребления» западного типа, что нас самих никак не приближает к процветанию и покою. Возможно, это одна из главных неиспользованных возможностей в рамках межнациональной стабилизации.

Межнациональное напряжение возникает, усугубляется и по другой причине – из-за ослабления русского языка, который теряет свои позиции не только вне России, но и, что самое опасное, внутри неё, непосредственно в самом языковом гнезде. Отсутствие элементарной грамотности, тотальный наплыв говоров и диалектов, которые зачастую начинают претендовать на статус особых, самостоятельных языков, размывают саму русскую основу. Без укрепления русского языка здесь в Москве, у себя дома, он никогда не сможет сохранить или расширить свой ареал за пределами России.

В этой связи ЦНП МГУ должен указать, что необходимо более чётко определить грань между статусом языков внутри самой Российской Федерации. К примеру, в отношении татарского языка, который уже давно претендует на роль государственного, по крайней мере, внутри одной, отдельно взятой республики. Если эта сторона проблемы будет загоняться вглубь, не получая внятной квалификации, это до добра не доведёт, тем более в случае даже малейшего ослабления федерального центра, о чём, кстати, недавно говорил и сам В. Путин, находясь в Чеченской Республике.

Не исключено также, что сила межнационального сцепления находится в прямой зависимости от размеров территории российского государства: чем она меньше, тем меньше сила гравитации. А сохранение целостности федерации как раз находится в прямой зависимости от соблюдения тех граней и пропорций (в том числе в лингвистической сфере), о чём сказано выше.

В. Путин сделал акцент на Русском культурном коде, который должен быть расшифрован. На мой взгляд, он состоит из тех русских качеств, которые никак не связаны с пафосными, зачастую потусторонними, оторванными от реальной жизни вещами. Русский культурный код – это то, что веками тянуло многие народы к народу русскому: спокойствие, сосредоточенность, сила, простор, размах. Кстати, именно по этой причине уменьшение русской территории напрямую отражается на качестве нашего культурного кода – размер имеет значение. Именно поэтому русский народ является коллективистом не в бытовом и утилитарном смысле, а исключительно в глобальном, политическом.

Есть и другие вещи, которые подрывают межнациональные основы, но мы и здесь реагируем неточно. Хороший пример – с пресловутой передачей «Наша Раша», где есть известный сюжет с как бы «таджиками». Аудитория регулярно зацикливается именно на национальном аспекте, но ведь гораздо важнее то, что здесь унижаются рабочие как таковые, тем более, что конкретная национальность здесь никак не артикулируется. Тот, кто сегодня реально строит, производит, выпускает, является, по умолчанию, «третьим сортом». Поэтому если сегодня на всех уровнях, с помощью власти, будет пресечено подобное отношение к самим производителям национального продукта, то и национальные вопросы начнут приходить в норму.

Новая концепция национальной и межнациональной политики должна исходить из новой региональной и глобальной реальности, в которой существует Россия. К примеру, мы давно живём в двух, если так можно выразиться, «межнациональных радиусах»: внешнем и внутреннем. Внешний – это страны постсоветского пространства, народы СНГ; внутренний – народы Российской Федерации. Постоянно происходят события, которые толкают нас к дальнейшему разделению этих понятий – к примеру, август 2008 года, который неизбежно, хотим мы этого или нет, начал разводить между собой русский и грузинский народы. Противостояние между властью и конкретными политиками постепенно опускается «на массу».

После этой войны южные осетины для нас, очевидно, стали «лучше» грузин. Но при таком подходе скоро дойдёт до того, что в свою очередь осетины станут хуже татар, татары хуже новгородцев, вятичи хуже кривичей. Этот процесс, однажды уже запущенный, остановить практически невозможно. Нас толкают в эту сторону, и мы покорно туда идём.

Итак, в рекомендациях нашего экспертного круглого стола мы, прежде всего, должны отразить главное: Россия – к сожалению, не СССР, поэтому мы не можем идти дальше по старой межнациональной «лыжне», она явно уводит нас в сторону. Необходимо также указать на особую обеспокоенность малых народов России по поводу пассивности собственно русского народа в плане сохранения своего стержневого статуса, который всегда бетонировал нашу общую безопасность. Необходимо также, чтобы Центр национальной политики МГУ шире распространял свои тезисы по СМИ, но для этого они должны выглядеть остро, интересно, свежо. Не побоюсь этого слова – в какой-то степени сенсационно. Научное сообщество должно научиться работать и в этой сфере.

 

Г.П. Трофимчук,

ведущий эксперт Департамента политического консалтинга РАСПП



Возврат к списку