+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

О РАСПП, ШОС, Турции и российско-китайских интересах («Экономическое обозрение», Ташкент)

О РАСПП, ШОС, Турции и российско-китайских интересах («Экономическое обозрение», Ташкент)

06.09.2013

В апреле 2013 года Турция была официально принята в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве партнера по диалогу. Наряду с другими странами, которые находятся в неполном членстве, Турция имеет шанс в будущем стать полноправным членом ШОС и принимать участие в жизненно важных процессах принятия решений в рамках этой организации.

Несмотря на то, что ШОС часто критиковалась за «неэффективность» и выставление себя в качестве противовеса такой международной структуре, как НАТО, за годы своего существования она расширила свои границы. Высказывались и опасения по поводу дальнейшего расширения ШОС, в частности, связанные с включением Турции в эту организацию. Вопрос, который стоит на повестке дня, заключается в том, может ли Турция, будучи членом НАТО, состоять в так называемой антиНАТОвской структуре? Каким образом она может состоять одновременно в двух организациях, которые конкурируют за влияние на евразийском пространстве? Какие цели она преследует? Не является ли Турция «глазами и ушами» США? И, наконец, как она поведет себя, когда интересы НАТО и ШОС столкнутся на глобальной политической арене?

Турецкая сторона аргументирует свое участие в ШОС возможностью для реализации экономического потенциала между Турцией и государствами-членами. По мнению турецкого политического аналитика Абдуллы Бозкурта, вступление в ШОС позволит Турции достичь своей цели и стать 10-й экономикой в мире. Это также сделает организацию более авторитетной. По словам премьер-министра Турции, не будет никаких оснований для того, чтобы создать какую-либо напряженность в отношениях между НАТО и ШОС. Это первый случай, когда страна НАТО получает официальный статус в рамках ШОС, и это новый опыт для организации[1]. В то же время в российском экспертном сообществе преобладает мнение, что дальнейшее расширение ШОС и включение в нее Турции может ослабить конструктивность работы организации в будущем, так как статус Турции позволяет ей участвовать в подготовке документов, обсуждении вопросов, выстраивании стратегии ШОС.

Ведущий эксперт Департамента политического консалтинга РАСПП Григорий Трофимчук говорит, что «в ШОС фактически включены адепты Запада — Афганистан и Турция, что позволит США слегка «разбавить» эту организацию и, возможно, поставить ее в будущем под свой контроль»[2].

Там, где пересекаются турецкие и российско-китайские интересы

Откладывая в сторону лидерские амбиции Турции, которые были в центре внимания в последние пару лет, в первую очередь важно проанализировать развитие событий вокруг определенных регионов, где интересы ШОС и государств-членов НАТО, включая Турцию, пересекаются. Здесь основной трудностью Турции, пожалуй, станет объяснение ее позиций по отношению к региональным стратегиям таких важных государств-членов НАТО, как США, а также Россия и Китай, которые состоят в ШОС. Уже сейчас одним из главных противоречий является развертывание американской системы ПРО на турецкой территории, которое имеет стратегическое значение для России. Россия долгое время выступала против установления каких-либо противоракетных систем в Восточной Европе, но в итоге ее установили в Турции. Недавно Россия предложила Турции развивать ПРО совместно.

Позиция Турции противоречит интересам России и Китая в вопросе развития ситуации вокруг Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Прошлый год со всей наглядностью продемонстрировал, как эти отношения ухудшились после того, как Турция посадила пассажирский самолет России, направляющийся в Дамаск. Несмотря на «оттепель» в отношениях после апрельской встречи двух глав государств и консультаций между Анкарой и Москвой относительно будущего Сирии, позиция России и Китая к сирийскому вопросу остается неизменной на международной арене. В данном конфликте роль Турции имеет ключевое значение, так как она активно участвует в оказании помощи так называемой оппозиции, которая, как полагают, состоит из экстремистов, привезенных из различных частей мира, включая Кавказ.

Это, несомненно, не может не беспокоить Россию, которая с самого начала выступала против военного вмешательства в Сирию в Совете Безопасности ООН. Во многом из-за исторических связей Турции с уязвимыми регионами России, к которым она всегда относилась с особым вниманием. По данным информационного агентства REX[3], среди боевиков, которые в настоящее время воюют на стороне оппозиции, огромное количество выходцев из Южного Кавказа. Многие из них имеют российские паспорта и попали в Сирию через территорию Турции. Вероятно, Россию не устраивает то, как они получают поддержку Турции в регионе Ближнего Востока.

Еще один вопрос касается Ирана, который неоднократно выражал желание стать полноправным членом ШОС. Иран имеет тесные экономические связи с Россией. Последняя уже долгое время поддерживает Иран в различных вопросах, в том числе в вопросе развития мирного атома. Турецко-иранские отношения, напротив, были сложными и продолжают ухудшаться из-за того, что обе стороны оказались на разных фронтах конфликта в Сирии. Не секрет, что Иран поддерживает правительство Сирии, в то время как как Турция помогает боевикам.

В Декларации государств-членов ШОС говорится, что «в случае возникновения ситуации, которая угрожает миру и стабильности в одном из государств-членов ШОС, другие государства-члены организации должны принять меры для своевременного реагирования на эту угрозу»[4]. Также в Декларации говорится, что страны ШОС не участвуют в союзах или ассоциациях против других членов организации. Таким образом, не ясно, как Турция сможет адаптироваться в рамках данного устава, а также как она сможет оправдать свои действия в случае возможной военной операции против Сирии и Ирана в будущем.

Интересы России и Турции расходятся также вокруг проблемы Каспийского региона. За эти годы можно было наблюдать, как Азербайджан отдалялся от Москвы, сближаясь с Анкарой. Турция установила отличные связи с Грузией. Россия в свою очередь поддерживает близкие отношения с Арменией, имея там военную базу, что является немаловажным фактором.

Следующий момент касается амбиций Турции в ЦА и Синьцзяне, которые могут быть воплощены посредством ШОС. По мнению эксперта журнала «Однако» Ивана Лизана, Турция, которая имеет исторические связи с тюркоязычными народами Центральной Азии и Китая, претендует на лидерство в регионе. Лизан считает, что «некогда великая имперская Турция, давний геополитический противник России, вновь пытается стать лидером тюркоязычных народов, продвигая идею пантюркизма»[5]. Если подобные намерения проявятся, они пересекутся с интересами и других стран-участников ШОС.

США в ШОС?

ШОС является важной международной организацией, которая в настоящее время имеет огромные возможности влияния на евразийском пространстве. Участники ШОС могут прямо или косвенно влиять на выполнение своих личных задач в управлении евразийским пространством. Если этой державой является США, она, очевидно, не может это сделать это напрямую. Но может через своих союзников, таких как Индия, Афганистан и теперь уже Турция.

Турция является одним из ближайших союзников США как на Ближнем Востоке, так и в рамках НАТО в Афганистане. Кроме того, США являются одними из ведущих государств, которые предоставляют Турции значительные инвестиции. По данным информационного агентства «Заман», из 10,2 млрд. долл. прямых инвестиций Турции в 2012 году 438 млн. приходятся на долю США. В 2011 году они составили 1 402 млн. долларов от 16,55 млрд. всех прямых инвестиций. В 2012 году общий объем экспорта Турции в США составил 152 561 млрд. долларов, импорта — 236 537 млрд. долларов. Рост экспорта наблюдался на уровне 13,1%, а импорт снизился на 1,8%. В 2012 году экспорт Турции в США увеличился на 22,5% до 5,615 млрд. долларов[6]. В настоящее время США занимают 7-е место в турецком экспорте и 4-е — по объемам импорта. Турецкий бизнес также активно развивается на американском рынке, США остаются приоритетным регионом для турецких бизнесменов.

Турция зависима от США с точки зрения экспорта и, возможно, единодушна с точки зрения политических связей на Ближнем Востоке. Учитывая это, нетрудно предсказать, как Турция может повести себя в рамках ШОС в ситуациях столкновения интересов стран-участников.

Можно предположить, как будут развиваться отношения между такими государствами, как Пакистан, Индия, Китай и Афганистан, которые имеют много разногласий. А Турция может стать еще одной страной, чьи интересы могут противоречить интересам других членов. Хоть пока она и не является полноценным членом ШОС и не имеет решающего голоса в принятии решений, но ведь, согласно Хартии, возможность ее полноправного вступления в будущем не исключается.

Существует и множество других щепетильных вопросов вокруг членства Турции в ШОС, ее возможных подходов и позиций по тем или иным вопросам. В Госдепартаменте США заявили: «Если Турция вступит в ШОС, это будет интересно». Насколько и кому еще интересным будет ее участие, мы узнаем, наверняка, уже очень скоро[7].

Рахматилло Ахмедов 


[1]http://stratrisks.com/geostrat/10910

[2]http://www.raspp.ru/novosti/eurasia-news/proamerikanskie_afganistan_i_turciya_oslabyat_shos/

[3]http://www.iarex.ru/news/35643.html

[4]http://russian.china.org.cn/international/txt/2002-06/12/content_2033359.htm

[5]http://www.odnako.org/blogs/show_25547/

[6]http://inosmi.ru/world/20130417/208165207.html

[7]http://moneymorning.com/2013/02/15/would-turkey-in-the-shanghai-co-op-cause-a-global-power-shift/

 

Журнал “Экономическое обозрение” (г. Ташкент, Узбекистан). Все права защищены.



Возврат к списку