+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

Бжезинский против Евразийского Союза

11.04.2012

Бжезинский против Евразийского Союза

Пока у нас кипели выборные и послевыборные страсти, один из крупных американских стратегов – Збигнев Бжезинский – активно комментировал и давал прогнозы по поводу мирового развития на ближайшие годы и роли США, Запада и России в этом процессе.

Как сообщала русская служба «Голоса Америки» в феврале, больше 300 человек собрались в отеле «Уиллард Интерконтинентал» в центре Вашингтона на презентацию новой книги Збигнева Бжезинского «Стратегический взгляд: Америка и кризис глобальной силы». В зале присутствовали послы и представители элит многих стран мира, а подготовленных презентационных экземпляров всем присутствующим даже не хватило. Организаторам пришлось приносить извинения, так как приготовленные экземпляры были раскуплены еще до начала презентации. Такого никогда раньше не случалось. Так что же поведал публике широко разрекламированный гуру политического прогноза?

Прежде всего, США нужно осознать, что до сих пор навязываемая «городу и миру» концепция глобальной роли страны как «Богом избранного мирового гегемона» - сегодня ошибочна. Предстоит задуматься, не оказалась ли Америка перед лицом системного кризиса, подобного тому, какой был в Советском Союзе накануне его распада. Именно из-за переоценки своей роли в мире. Поэтому Бжезинский был откровенно критичен по поводу внутренней и внешней политики США, но, парадокс, вместе с тем достаточно оптимистичен в своих прогнозах на будущее. Он уверен, что политическая элита Америки способна выработать новую концепцию и стратегию, позволяющие сохранить за США позиции одного из центров мировой экономики и политики. Просто для этого надо отказаться от прямого военного вмешательства в конфликты других регионов и основывать стратегию на укреплении уже существующих союзнических отношений и создания новых.

Иными словами, следует уйти от образа слона в посудной лавке, проводя более умелую и тонкую дипломатию и используя все еще мощные финансовые возможности Америки.

Сегодня важно правильно оценить позицию России и лично Путина в отношении Сирии: «Он обеспокоен собственным имиджем и влиянием, и все решения диктуются в первую очередь его личными интересами». Поэтому, отметил Бжезинский, привлечение к решению сирийской проблемы как можно большего числа стран – критически важно. Автор книги советует помнить, что сейчас Россия переживает период «исторических внутренних перемен». Этот процесс гораздо стремительнее, чем предполагал автор: «Это стало для меня сюрпризом!». Там появился слой людей, которые возвращаются на родину после получения западного образования. Они с более открытым взглядом на мир.

От себя добавлю – хоть он и гуру, но произносит затертую до дыр банальщину, не осознавая и не понимая, с каким явлением сталкивается сегодня наша страна. Здесь больше прямой политической конъюнктуры, чем глубокого беспристрастного анализа, которого по сути и нет. А есть наивная вера в типично западные клише. Вот ее образчик: «Интересно, что все больше голосов в России заявляют о возможности пересмотра территориальной вовлеченности ее на Кавказе». Короче говоря, лозунг наших либерал-маргиналов и националистов – «хватит кормить Кавказ» воспринимается им в качестве направления реальной российской политики. Хотя, как известно, вопрос сохранения территориальной целостности страны стал одним из решающих факторов победы Путина на выборах.

В ином аспекте Бжезинский, конечно же, прав, отмечая растущую роль Китая и Индии как экономических сверхдержав. Но возвышение их, тем не менее, не означает появления в мире новых полюсов влияния, хотя для Америки это серьезный сигнал к перегруппировке сил и формированию новых подходов в азиатской политике. США должны поэтому способствовать усилению Японии, Южной Кореи и Индии. Отметим, что нового в подобном посыле ничего нет: та же тактика – разделяй и властвуй, сталкивая соперников лбами. Хотя при этом Збигнев Бжезинский декларирует внешне благородную цель – «сбалансировать Восток и при этом поднять на новый уровень Запад».

Именно такой проблеме он посвятил развернутую статью в солидном внешнеполитическом издании “Foreign Affairs” в номере за январь-февраль нынешнего года. Речь в этой публикации идет о развитии и придании нового импульса идее «Большого Запада» при создании необходимого баланса на Востоке в противовес растущему Китаю. Подчеркивается, что Евразия становится центральным и критически важным элементом всей политики США на ближайшее будущее. Важно, считает Бжезинский, не применяя открыто военной силы, и даже внешне как  бы подавляя возникающие конфликты, проводить такую политику, которая бы обеспечивала единство Запада. Такое единство, естественно, должно быть в интересах Америки, как на самом Западе, так и на Востоке.

Здесь надо действовать, пишет он, усиливая демократические институты в России и вовлекая ее в западную орбиту. Ведь на упоминавшейся уже презентации им было отмечено: «Россия сейчас оказалась в ситуации, когда с Путиным или без Путина, у нее нет иного выбора, кроме движения в западном направлении». В связи с этим Россия должна оставить свои странные идеи по поводу Евразийского союза, иначе будущее ее по вине руководства страны (имеется в виду, конечно же, Путин) будет неопределенным – на разрыве между Востоком и Западом. Даже если России в скором времени удастся заманить в свою орбиту некоторые бывшие советские республики Центральной Азии, и, что еще опаснее  - Украину. Здесь важно вовлечь нашу страну в орбиту «Большого Запада». В практической политике Россия должна быть ближе к Евросоюзу. Потому-то и возрастает важность демократических реформ. 

 А у нас большинство населения наивно считает, что любые изменения следует рассматривать в контексте улучшения дел в самой стране и для ее граждан. И при этом верят, следуя демократическим нормам, что хорошо бы спросить людей, хотят ли они быть в составе «Большого Запада», либо «Большого Востока» или идти своим путем. Вместе с тем Бжезинский осознает, насколько сложна выдвинутая им задача и потому учитывает, что процесс сближения с Евросоюзом будет идти импульсами – он может то усиливаться, то затихать. Важно только для России видеть перспективу членства в Евросоюзе.

Это тот горизонт, скажем откровенно, идти к которому можно бесконечно.

На днях, словно в унисон известному американцу, британский премьер Дэвид Кэмерон высказал в журнале “Time” накануне своего визита в США идею единой Европы – государства, а не федерации стран, от Атлантики до Урала, территории мощных инноваций и единой политической воли.

Странно, что наши СМИ обходят молчанием столь глобальные инициативы одного из мировых лидеров. Иначе у граждан опять же возникнет естественный вопрос: «А после Урала, что образуется некая свободная территория для размена во взаимодействии «Большого Запада» и Востока? И еще проще – США, Китая и Японии, которые смогут делить гигантскую территорию и недра Сибири и Дальнего Востока между собой? Идея, прямо скажем, не нова, но высказана вовремя – на пересменке президентов в России и как некое предложение к началу диалога лидеров Запада и В. Путина. Не говоря уже о том, что это пример того, как «без меня меня женили».

Но вернемся к Бжезинскому. Укреплению связи России с Западом должно, по его мнению, следовать и вовлечение Украины в Евросоюз, для начала в качестве хотя бы ассоциированного членства, к которому будет стремиться и Россия. Для этого в Киеве можно было бы учредить специальный консультативный орган.

Читатель, думаем, уже понял, что на Западе сегодня любые мировые стратегические проблемы так или иначе замыкаются на роли России и выдвинутой ею идее создания Евразийского союза. Такой подход воспринимается в качестве прямой угрозы евроатлантическим интересам. Проект, следовательно, не должен состояться. Поэтому и важна, а вовсе не случайна, фраза Бжезинского о том, что с Путиным или без Путина, но Россия должна быть вовлечена в орбиту западных интересов.

Надо думать, вскоре после инаугурации, в середине мая, Владимиру Владимировичу на встрече G-8 в Кэмп-Дэвиде лидерами Запада, прежде всего, США, будут сделаны некие заманчивые предложения, скорее всего в области снятия внешнего и внутреннего политического давления на власть в обмен на отказ этой самой власти продвижения «странной и контрпродуктивной» инициативы создания Евразийского союза. Если Путин откажется от им же выдвинутой и начатой практически цели подлинного, а не бумажного ЕврАзЭс, его ждет естественное недовольство и недоверие на Родине. Если же он отклонит ультиматум, не важно, мягкий или жесткий, Запад сделает его своей мишенью, используя широко внутрироссийскую фронду. Это будет, пожалуй, самое серьезное его испытание на государственную стойкость и суверенитет страны.

Можно легко стать вассалом и при этом все равно не досидеть до окончания президентского срока, а можно и побороться, усиливая страну и ее роль в мире за счет внутренних резервов. Но при этом трагический конец для лидера и лидерства все равно возможен. Однако, одно дело, кончина вассала, и совсем другое – гибель воина. Во втором случае у страны все же будет шанс обрести почву под ногами, а не болотную трясину. Моральный фактор очень важен для народа и его сплочения, когда появляется лидер-герой.

 

 

Александр Горбатов,

эксперт Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП)

 



Возврат к списку