+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

Эксклюзивное интервью г-на Чжан Ди для РАСПП-Новости

27.03.2014

ИНТЕРВЬЮ Полномочного министра, Советника по торгово-экономическим вопросам Посольства КНР в России г-на ЧЖАН ДИ информационному порталу «РАСПП-Новости»


– Господин Чжан Ди, 20 лет назад Вы были в России и теперь снова работаете здесь. Как изменились торговые отношения России и Китая за это время?

– Это очень большой и серьёзный вопрос. Я уже третий раз работаю в России, а впервые начал работать здесь около тридцати лет назад. Потом, в 80-х гг. прошлого века работал в Советском Союзе уже во второй раз, и уехал в 90-е годы уже из Российской Федерации. Можно сказать, что за последние 20-30 лет в России произошли огромные изменения, и если сопоставить тогдашние торговые отношения России и Китая с текущими отношениями, я бы сказал, что кардинально изменилась сама форма, так как китайско-советские отношения отличались сравнительно узким масштабом.

Тогдашняя китайско-советская торговля осуществлялась исключительно на межправительственном уровне, на основе межправительственных соглашений. Торговля была клиринговой, то есть две стороны не пользовались свободно конвертируемой валютой, так как и в СССР, и в Китае не хватало, как тогда говорили, свободно конвертируемой валюты (СКВ). Поэтому мы ежегодно подписывали межправительственный протокол, в котором предусматривались поставки как из КНР в СССР, так и из СССР в КНР. В те времена, которые я хорошо помню, был очень небольшой перечень групп товаров.

Что касается суммы, то мы знаем, что за прошлый 2013 год, по китайской статистике, она составила более 89 млрд долл. А 20-30 лет назад взаимный товарооборот составлял порядка 1 млрд долл., более точные цифры привести уже сложно.

Кроме того, группа тогдашних участников внешнеэкономической деятельности между нашими странами тоже была очень узкой. В Китае тогда было уполномочено не более десяти компаний, которые имели право заниматься такой работой с Советским Союзом. И в СССР было почти то же самое, с учётом того, что в целом в наших двух странах была схожая социальная система.

Сегодня всё резко изменилось. В Российской Федерации теперь свободная торговля, и в Китае проводится политика открытости и реформ, где любая зарегистрированная в установленном порядке экономическая организация имеет право заниматься внешнеэкономической деятельностью, в том числе и внешней торговлей. Такое же право имеют индивидуальные предприниматели, любые частные компании.

Одним словом, как Россия, так и Китай влились в общую мировую торгово-экономическую систему. В этом смысле между нами нет никаких резких различий, в том числе по сравнению с западными странами.

– Есть мнение, что китайский бизнес хотел бы инвестировать в Россию, но иногда не знает, куда конкретно направить свои средства. Что на данный момент интересует китайских предпринимателей и инвесторов?  Какие российские регионы и экономические отрасли представляют для них наибольший интерес?

– Только что мы говорили о внешней торговле, которая очень быстро развивается в двустороннем формате. Здесь достигнуты большие успехи, по сравнению с взаимными инвестициями между нашими странами, и этот процесс развивается не так хорошо, как нам хотелось бы, объём взаимных вложений не так велик. Тут есть разные цифры, но по китайской статистике, к примеру, за прошлый 2013 год общая сумма китайских инвестиций в Россию составила около 4-5 млрд долл. Это очень небольшой объём.

В целом КНР занимает четвёртое место по привлечению иностранных инвестиций в Россию. При этом обе стороны обращают на взаимный инвестиционный процесс большое внимание и придают ему большое значение. Сегодня много китайских компаний хотят инвестировать свои средства в Россию, и Вы правильно отметили, что у нас есть в этом большая заинтересованность. Но далеко не все знают, куда конкретно направлять свои инвестиции. В этом смысле правительственные органы двух наших стран, в том числе посольства, проводят большую работу.

Например, в настоящее время китайские компании заинтересованы во вложении своих средств в нефтегазовую отрасль РФ, горнодобывающую, а также перерабатывающую промышленность и сельское хозяйство. В РФ будет развиваться и китайское автомобилестроение: китайские компании планируют направить свои инвестиции в этот сектор российской экономики. В Китае есть известная автомобильная марка «Китайская стена», которая учредила в России свой филиал, и эта компания недавно договорилась с Тульской областью о том, что в этом региональном технопарке будет создан завод по производству автомобилей китайских моделей. Я знаю, что и остальные китайские компании изучают этот рынок, думают о возможности инвестировать в автомобилестроительную сферу.

Кроме этого, очень перспективным направлением по привлечению инвестиций является сельское хозяйство. Недавно я был в командировке во Владивостоке, где имел встречи с китайскими предпринимателями в области сельского хозяйства. В этом отношении там налаживается хорошее, перспективное и взаимовыгодное сотрудничество.

На Дальнем Востоке много пригодных для обработки земель, а в Китае имеются передовые технологии, сельскохозяйственная техника и людские ресурсы, что может дать совокупный эффект. В Китае имеются аграрные структуры типа госхозов, которые имеют значительные денежные средства для реализации подобных программ. На данный момент провинцией Хэйлунцзян уже внесены такие средства в экономику Приморского и Хабаровского краёв, а также Амурской области, в целом около 5 млрд долл. И местные административные органы с обеих сторон придают большое значение этому сотрудничеству.

Если говорить вообще о перспективных отраслях для привлечения китайских инвестиций, то я бы сказал, что здесь нет отраслей, которые были бы неинтересны. Но здесь существуют и некоторые проблемы, так как правительственные органы двух стран должны провести большую работу, чтобы китайские инвесторы больше знали о России, были шире ознакомлены со спецификой российской экономики. Это позитивно повлияет на общий инвестиционный климат, так как китайские инвесторы представлены в самых разных форматах: как большие компании, так и небольшие фирмы. Есть инвесторы стратегические, которые смотрят вдаль, в перспективу, а есть инвесторы с более узким, тактическим мышлением.

С российской стороны существует проблема в отношении законодательных актов, которые порой представляют сложность для иностранных инвесторов, и в этом смысле необходимо уточнить некоторые юридические вопросы. Конечно, для этого необходимо глубже изучать конкретную проблематику. Кроме этого, некоторые контрольные органы на местах не всегда координируют свою работу с китайскими инвесторами. Но и в самом Китае, говоря откровенно, тоже существуют подобные проблемы. Всё это вместе снижает интерес потенциального инвестора.

– Какого объёма российско-китайских торговых отношений планируется достичь в 2014 году? 

– В отношениях между нашими странами на уровне высшего руководства поставлены две стратегические задачи, или две цели. К концу 2015 года обе стороны должны добиться повышения уровня торгового оборота до 100 млрд долл., а к концу 2020 года довести эту цифру до 200 млрд долл. К концу текущего 2014 года точного показателя мы не предусматриваем, но по китайской статистике планируется выйти на уровень порядка 90 млрд долл. Если ситуация не будет подвержена резким изменениям, мы сможем превысить и этот показатель.

Одним словом, если будут соответствующие условия, мы выполним поставленную задачу, достигнув к концу 2015 года общего объёма товарооборота на уровне 100 млрд долл.

– В чём заключаются различия в ведении бизнеса для китайских бизнесменов, работающих в России и для российских бизнесменов, которые работают в Китае? Где работать комфортнее и проще? И что надо сделать России, чтобы китайские инвесторы и бизнесмены чувствовали себя комфортнее?

– Я не так хорошо знаком с деятельностью российских бизнесменов, которые работают в КНР, так как по роду службы я меньше обращал на это внимание. Но если мы говорим о китайских предпринимателях, которые работают и живут в России, то я могу сказать, что в целом ситуация для них стала гораздо лучше, по сравнению с периодом 15-летней давности.

Вам хорошо известно, что после распада Советского Союза экономическая и социально-политическая обстановка была достаточно тревожной. И это отрицательно сказалось на уверенности иностранных инвесторов и торговцев, в том числе из Китая. Если же мы говорим о комфортной среде для такой деятельности, то в этом смысле есть большие сдвиги к лучшему. Тем не менее, необходимо и что-то усовершенствовать.

Допустим, не так давно один из моих знакомых, из деловых китайских кругов, столкнулся с проблемой, когда его не пустили в аэропорту Шереметьево на территорию России. Как оказалось, у пограничной службы существует определённый список нарушителей, куда входят и те иностранные граждане, которые, по российскому законодательству, два раза нарушили правила дорожного движения в РФ, находясь за рулём.

И это правильно, законы необходимо соблюдать, но хотелось бы, чтобы въезжающий иностранный гражданин, в том числе китайский, был заранее извещён об имеющемся формальном препятствии. Подчёркиваю, что санкции к нарушителям закона это абсолютно правильная вещь, но при этом необходимо выработать какую-то процедуру, или её усовершенствовать, по информированию конкретных нарушителей. Казалось бы, это мелочь, но для конкретного человека это является большой проблемой, так как такой инцидент связан с серьёзными расходами.

– Что такое Китайская мечта, о которой сегодня так много говорят?

Китайская мечта – это большая и сложная тема, которая охватывает множество различных аспектов. На мой взгляд, Китайская мечта – это мечта о том, чтобы китайское государство стало могучим. Но чтобы стать настоящей, великой державой, китайскому народу надо сделать ещё очень и очень многое. Дорога к этой великой цели длинна.

Что касается простого человека, то мы мечтаем, чтобы китайские граждане жили гораздо лучше. Хотя уровень жизни китайского народа кардинально вырос, у нас есть такая большая проблема как количество населения, которое составляет на данный момент порядка 1300 млн. чел. Наш бывший премьер Вэн Цзябао напоминал, что если мы говорим о Китае, то всегда должны решать арифметическую задачу, связанную со сложением и делением. То есть, если мы говорим об одном миллиарде трёхстах миллионах людей, то цифра пусть даже очень высокого китайского ВВП автоматически сокращается.

Поэтому мы мечтаем, чтобы каждый гражданин Китая жил лучше. И хотя, например, в Шанхае люди сегодня живут почти так же, как в Париже или в Нью-Йорке, у нас есть и много небогатых мест в провинции, которые иностранные журналисты мало видят. Поэтому мы должны равномерно и сбалансированно развивать нашу экономику в интересах каждого гражданина, независимо от места его проживания.

Вот поэтому здесь действуют те самые принципы «сложения и деления». Если умножить все наши достижения на 1300 млн, это должна быть очень и очень большая цифра ВВП. И тогда Китайская мечта станет ещё более великой, а люди станут жить ещё лучше.

– Вы также были в Казахстане, Узбекистане, Беларуси. Что Вы отметили для себя, анализируя экономику, торговые отношения в этих государствах?

– Названные государства относятся к бывшим союзным республикам. В настоящее время три эти страны имеют хорошие связи с Россией. Действительно, во всех этих странах я работал, и когда был там, я чувствовал и что-то общее, и какие-то свои особенности, отличия. Я бы сказал, что Казахстан и Беларусь являются двумя очень важными странами для Таможенного союза. Кстати, и у Китая очень хорошие отношения с этими государствами.

Я думаю, что интеграция, которую осуществляет Россия в отношении Казахстана и Беларуси, идёт в нормальном режиме, и уже к началу 2015 года должен сформироваться Евразийский экономический союз. Мы видим хорошую основу и условия для создания торгово-экономического союза. Китайская сторона, в свою очередь, надеется на сохранение и развитие связей как с этими тремя государствами, так и с этой новой евразийской интеграционной организацией.

Есть некоторая разница между РФ, Казахстаном и Беларусью. При этом я вижу положительных факторов больше, чем отрицательных. Раньше это была одна система, при которой люди легче понимали друг друга. Но в последнее время в этом регионе произошли большие события, поэтому данные государства имеют повод ещё теснее объединить свои усилия для общих взаимовыгодных целей. Взаимная выгода – это основа отношений.

Что касается Узбекистана, то я считаю, что там существует более своеобразная экономическая и политическая ситуация. О политике я говорить не буду, а что касается экономической сферы, она в принципе правильная, потому что эта политика основывается на реалиях своей страны.

– Господин Чжан Ди, большое Вам спасибо за такую интересную беседу. Надеемся на дальнейшие встречи!

 

Беседовал Григорий Трофимчук 

 



Возврат к списку