+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

Эксперту РАСПП А.Горбатову - отвечают

08.02.2012

Эксперту РАСПП А.Горбатову - отвечают

Вх.225/2012. Отклик на статью Александра «БЕЗ ФОБИЙ И ПРЕКРАСНОДУШИЯ"

Хочу поделиться своими соображениями по поводу отчетного заседания российской части РКДС в ТПП РФ.

Некоторые тезисы, прозвучавшие на этом заседании, вызывают интерес и желание прокомментировать их, а именно: "Настало время выработки стратегического документа по сотрудничеству. Цель такого документа: устранение фобий и недоверия по отношению к Китаю, особенно в приграничных районах с Китаем, а также устранение прекраснодушия по поводу радужных перспектив и беспроблемности в российско-китайских отношениях. Последнее становится тормозом на пути реализации интересных проектов"; "Совет выступает экспертом, особенно для китайской стороны, по поиску надёжных партнёров в бизнесе"; "Совет должен не только расширять контакты с китайскими партнёрами, но и готовить аналитические документы по сравнительной оценке особенностей бизнеса в России и в Китае"; "В Китай можно войти с инвестициями, но вывести их оттуда трудно. Нужны правоведы, знающие законодательство КНР и владеющие китайским языком".

По поводу фобий и недоверия россиян в отношении Китая, особенно в приграничных районах, это совершенно верно. Ещё в 99 году возглавляемый Гельбрасом социологический центр при МГУ провёл исследования и пришёл к выводу, что, чем дальше от российско-китайской границы, тем менее выражены фобии и недоверие к Китаю. Вообще все эти фобии, как и их противоположная сторона - прекраснодушие по поводу радужных перспектив и беспроблемности российско-китайских отношений, - суть незнание, непонимание Китая и китайцев.

Чтобы понять психологию китайцев, русскому человеку, даже если он профессиональный китаевед, целой жизни мало, а мы хотим, чтобы миллионы россиян-некитаеведов взяли и научились с одной стороны не бояться Китай, а с другой стороны трезво оценивать перспективы сотрудничества с ним. С этой целью российская часть РКДС предлагает выработать некий "стратегический документ на сотрудничество".

Стратегический - значит всесторонний и рассчитанный на продолжительный период времени. Документ о сотрудничестве - это по сути дела договор о сотрудничестве, а договор предусматривает права и обязанности сторон. Сотрудничество - это взаимовыгодные действия, но в обусловленных договорённостями рамках: выйдешь за эти рамки, - нарушишь условия сотрудничества. Следовательно российская часть РКДС предлагает китайской стороне подписать с российской стороной всесторонний и рассчитанный на продолжительный период времени документ о взаимовыгодных действиях, но строго в рамках данного документа, предусматривающего определённые права и обязанности сторон.

Иными словами, российская часть РКДС предлагает китайской стороне взять на себя обязательства на десятилетия вперёд помогать друг другу по самым разным вопросам, причём помогать в обязательном порядке (согласно договору) по принципу "нравиться, не нравиться, - терпи, моя красавица". РКДС - организация, предусматривающая деловое сотрудничество, то есть сотрудничество в сфере бизнеса, в сфере зарабатывания денег. Как можно загонять бизнесмена, да ещё на десятилетия вперёд, в рамки абстрактных обязательств только потому, что деловые партнёры этого бизнесмена представляют страну, заявляющую о стратегическом партнёрстве со страной данного бизнесмена! Всё-таки межгосударственные отношения и отношения в сфере бизнеса - это не одно и то же.

Интересы бизнеса по определению сиюминутны, так как для получения прибыли возникают самые разнообразные и неожиданные ситуации. Совершенно не исключено, что рамки пресловутого "стратегического документа о сотрудничестве" по линии РКДС однажды станут тесными для китайцев, потому что не будут удовлетворять их деловым интересам. "Стратегический документ о сотрудничестве" по линии РКДС - это "мина", которая может не только повредить отношениям между российским и китайским бизнесом, но и рикошетом ударить по отношениям межгосударственным. И дело тут даже не только в том, что китайцы эгоистичны, нацелены в первую очередь на удовлетворение своих собственных интересов, с пренебрежением и недоверием относятся к иностранцам, не любят связывать себя обязательствами по отношению к ним, а в том, что нельзя отношения в бизнесе, тем более в стратегическом плане, строить на однажды заданных условиях.

Помните притчу о том, как Ходжа Насреддин за большие деньги обязался за 20 лет научить чтению Корана ишака эмира, признавая при этом право эмира отрубить голову Ходже Насреддину, если ишак так и не научится читать? Ходжа Насреддин фактически заключил с эмиром "стратегический документ о сотрудничестве", в котором была обозначена цель сотрудничества (научить ишака чтению Корана), а также права и обязанности сторон (эмир обязан в течение 20 лет оплачивать труд Ходжи и имеет право отрубить ему голову в случае невыполнения условий договора, а Ходжа соответственно обязан в течение 20 лет обучать ишака и имеет право все эти годы получать жалованье от эмира). Как известно, заключая этот "стратегический долгосрочный договор", Нассреддин ничем не рисковал, так был уверен, что за 20 лет кто-нибудь из фигурантов договора просто помрёт: либо ишак, либо эмир, либо Ходжа Насреддин, - и договор элементарно утратит свою юридическую силу. Шутки-шутками, но китайские бизнесмены - не глупец-эмир, а наши на изворотливого Ходжу Насреддина мало походят.

Поэтому, строя отношения с китайским бизнесом, не стоит грезить о "стратегическом документе о сотрудничестве". Это путь простой, но, как видим, неперспективный. Гораздо сложнее, но гораздо продуктивнее по кирпичику кропотливо выстраивать эти отношения, находя взаимную выгоду в каждом конкретном случае, не пытаясь связывать партнёра по рукам и ногам. Конкретные успехи, причём успехи систематические, сами по себе сформируют тенденцию долговременного партнёрства, мало-помалу укрепят доверие китайских партнёров, вызовут, если угодно, эффект их привыкания к партнёрам российским, нежелания искать выгоду "на стороне", даже если что-то вдруг не заладится.

Понятно стремление российской части РКДС анализировать в сравнительном плане особенности бизнеса в Китае и в России, тем более, что теоретическая база для правильного понимания китайского менталитета в сфере бизнеса заложена в работах китаеведа Андрея Девятова. Совершенно правильный вывод и о необходимости готовить специалистов по китайскому праву со знанием китайского языка. В этой связи хочу отослать заинтересованных к работам доктора юридических наук, профессора, глубокого специалиста по законодатальству Китая Л.М.Гудошникова. Также рекомендую издаваемый в ИДВ РАН ежегодник "Китайская Народная республика: политика, экономика, культура, законодательство", материалы по китайскому законодательству, публикуемые в журнале "Проблемы Дальнего Востока", коллективную монографию сотрудников ИДВ РАН "Как управляется Китай".

И наконец о тезисе "Совет выступает экспертом, особенно для китайской стороны, по поиску надёжных партнёров в бизнесе". Китайский бизнес за пределами Китая, в том числе и в России, действует методом массированного прочёсывания туземного рынка, стремясь максимально использовать услуги и помощь различных местных организаций и лиц для получения информации о таком рынке, закрепления на нём и реализации на нём своих товаров и услуг.

 Применение метода массированного прочёсывания на внешних рынках объясняется тем, что китайские товары как правило уступают по качеству аналогичным конкурирующим и их точечное продвижение успеха китайскому бизнесу не принесёт. Также это объясняется известной боязнью, настороженностью внешних рынков по отношению к китайским бизнесменам как представителям совершенно чуждой и малопонятной культуры. Массовая деятельность китайских бизнесменов за пределами Китая напоминает труд золотодобытчиков, добывающих унции золота, перелопатив тонны породы.

 В этой связи прозвучавший на заседании российской части РКДС тезис о роли Совета как эксперта по поиску надёжных партнёров, особенно для китайской стороны, означает следующее. Китайский бизнес, оперируя понятиями Андрея Девятова, в отношениях с российской частью РКДС занял заведомо выигрышную пассивную позицию, предоставив российской стороне суетиться ради достижения результатов взаимовыгодного сотрудничества и самой без напоминания и просьб китайцев выполнять всю чёрную работу по прочёсыванию российского рынка в поисках удобных для китайцев партнёров. Пассивность же китайцев в этом случае проявляется в том, что они всячески кочевряжатся, отвергая кандидатов на сотрудничество и тем самым взвинчивая активность российской стороны, но при этом втихомолку фиксируя в свои блокнотики всю интересующую их информацию, а в случае каких-либо явных нестыковок списывая всё на "разницу понятий", "разницу терминологий", что-де мешает сторонам как следует договориться.

На самом деле китайцы всегда всё прекрасно понимают, а песню о разнице понятий и терминологии в России и в Китае заводят, чтобы не быть припёртыми к стене в невыгодной для себя ситуации. Помощников, тех самых проводников, о которых недавно шла речь, у китайского бизнеса в России очень много. Это хорошо, ведь как-то надо же сближать непонимающих и побаивающихся друг друга бизнесменов двух огромных стран, а к ним в придачу бизнесменов всего постсоветского пространства, а также бизнесменов Тайваня, Сингапура, китайских диаспор всего мира. Другое дело, что российская часть РКДС судя по всему незаметно для себя превращается не в равноправного партнёра в российско-китайском деловом диалоге, а на радость китайскому бизнесу в одного из его проводников на российском рынке.

Сам я вот уже более 10 лет я выступаю в качестве проводника между деловыми людьми России и Китая. В этом деле главное - найти выход на китайский рынок. Однажды в 2000 году мой знакомый переводчик (наполовину китаец) пригласил меня в концертный зал Измайлово на торжественное мероприятие, посвящённое Дню образования КНР. Там, услышав, как мы говорим между собой по-китайски, с нами познакомился китаец-фотокорреспондент. Знакомство продолжилось в китайском ресторане, куда нас пригласил наш новый приятель. В итоге получилось так, что мой знакомый (который наполовину китаец) общего языка с товарищем из Китая не нашёл, а я стал его помощником.

Проживая в Москве с семьёй (с женой и сыном), этот товарищ хорошо изучил менталитет русских людей, но не освоил русский язык, поэтому переводчик-консультант из местных ему был просто необходим. ООО, созданное моим компаньоном, в принципе занимается любым бизнесом, приносящим прибыль.

 Подобных компаний из Китая в России пруд-пруди. Это как раз те самые Проводники, только с китайской стороны, так сказать авангард китайского бизнеса. За годы нашего сотрудничества мы с компаньоном принимали китайские делегации, не только обслуживая их, но и организуя и обеспечивая для них переговоры с российскими партнёрами.

Мы четыре раза - в 05, 07, 09, 11 годах - выступали соорганизаторами международных выставок "Лифт-экспо. Россия" на ВВЦ, привлекая к участию в них китайские фирмы и организации. В 2006 году мы организовали поездку по Китаю и на лифтовую выставку в Китае делегации Ассоциации предприятий лифтовой отрасли России в количестве 75 человек. Мои компаньоны ищут и принимают в Китае любые бизнес-заявки: от заявок на сертификацию технического оборудования до заявок на организацию гастролей в России китайских театральных трупп. Мои китайские компаньоны пытаются продвигать на российском рынке самые разные китайские товары: от лифтовой продукции до протезов грудных желёз. Энтузиазму моих китайских компаньонов можно позавидовать: они постоянно фонтанируют бизнес-идеями, ищут свежие, нестандартные решения по существующим проектам. Такая бизнес-активность объясняется их человеческой лёгкостью, коммуникабельностью, высоким интеллектуальным уровнем, хорошими бизнес-связями в Китае,

Так что, господа российские бизнесмены и прочие деловые люди, как говорится, милости просим: всегда готовы помочь в реализации бизнес-проектов с китайской стороной.

 

А.Шитов,

предприниматель-китаевед



Возврат к списку