+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

Особенности современной трудовой миграции в Таджикистане

02.10.2014

Особенности современной трудовой миграции в Таджикистане

В миграционное поле  мы  пожаловали не в боевой готовности. Без цели, стратегии  и четкой тактической установки.  Обычно в  политике любой  страны прослеживаются какой-то рисунок,  генеральная линия государства, правительства, неправительственных организаций. У нас же большинство подходов к  проблемам миграции  стало следствием стихийного развития  миграционных процессов, и  не отлаженных взаимодействий.

Но давайте вспомним: за двадцать лет на подготовку к регулированию миграционных процессов чиновникам разных мастей было отведено приличное время. Но на данный момент   мы получили рваную, аритмичную позицию без таджикского, отработанного, а точнее не наработанного, фирменного почерка и прослеживаемой логики. Редкие конструктивные предложения сменялись затяжными паузами беспросветной тягомотины. Как сейчас модно говорить,  план  А был непонятен, а плана Б, похоже, и вовсе не было. Приобретенных за эти годы навыков не хватило даже на информационный штурм  «миграционных шовинистов». В то же время за эти годы проведены десятки конференций, круглых столов, исследований, выпущены сотни статьей,  и книг по проблемам миграции. Количество командировок, кофе- – брейков, обедов и ужинов и вовсе не счесть.  Все, кому не лень, занимаются проблемами миграции. В одном широко разрекламированном документе читаем: «МС РТ и «средний таджикский мигрант» (!!!) как совокупность профессиональных, общекультурных..» и т. д. Если такие  словесные клише используются в отечественных документах, то это, по меньшей мере, вызывает скепсис, если не иронию. Кто то может  объяснить,  что такое «средний таджикский мигрант»?  Просто обидно, что  некоторые чиновники, за какие то гроши  наносят непоправимый урон  нашему имиджу.

Прогнозы  грант получателей  - это всегда упражнение в чтении фантастики. Много лет подряд  так называемые «специалисты миграции»  искренне жонглируют цифрами, оформляя свое воображение в толстые тома программ, прогнозов и аналитических записок. К жизни мигранта  эти документы имеют очень слабое отношение. На самом деле, выполнять их никто не собирается. Через какое-то время власть НПО, МО меняется, а вместе с ней списывается в утиль гениальное наследие. А через некоторое время те же самые люди (а кто еще?) начинают сочинять новые программы и прогнозы.  То, что у нас делается в области миграции, как со стороны гранто получателей, так и со стороны грантодателей,  это  имитация деятельности! Все действия этих структур являются ярчайшим наглядным примером того, «как не надо работать с мигрантами»! Мы сейчас, находимся на такой стадии, когда надо  менять  правила игры, а не людей.  Как вы уже поняли, в данный момент я полез за солью, чтобы аккуратненько присыпать ею наши с вами пульсирующие раны. Или у вас они уже не пульсируют, поскольку вы научились ничего не ждать от миграции, чтобы потом не иметь проблем? Тогда вам можно только позавидовать – а я до сих пор не научился.

Почему вместо мер - полумеры?

Таджикские чиновники, безусловно, не глупее нас с вами и проблемы видят насквозь. Но одно дело видеть и другое – решать. Чиновники предпочитают косметический ремонт, хотя требуется срочная масштабная реконструкция. Было бы хотя бы видно, что ведутся поиски оптимального варианта. Это не просто  проблема, это  мини - катастрофа. Получается, что, внося коррективы на одном участке поля, мы  оставляем без внимания другие, решив обойтись полумерами. Неудивительно, что проблемы  с   многострадальными  мигрантами так и не были устранены. Более 272  тысяч наших граждан, в том числе студенты, попали в списки риска ФМС РФ.  Хорошо, что  наш президент  вовремя саммита ШОС поднял этот вопрос. Теперь, надо подключить  все информационные рычаги, чтобы не допустить  повтора.

Миграциязависимость в Таджикистане  существенна

Самое грустное, что на миграционном поле Таджикистана после  реорганизации миграционной службы (МС) у нас не зародилась никакая искорка надежд на будущие перемены. Нет ни новых подходов, ни озвучивания позиций, ни каких сенсаций, ни новых креативно мыслящих кадров. Опять  дежурные мероприятия, высокие амбиции и превращение в один миг новоявленных чиновников в специалистов,  советников по миграции. В остальном – полная «бюрократическая  импотенция».

Мигранты  – это электорат. Думаю, что всем очевидно отличие оперативных задач от долгосрочных программ, которые направлены на  регулирование миграционных процессов. Их реализует  министерство труда, миграции и занятости населения РТ.  Вопрос в том, хочет ли министерство   прислушиваться к чаяниям трудовых мигрантов,  или ему нравится сажать журналистов, экспертов за «колючую проволоку», отгораживая от проблем наших земляков на чужбине?  Самое страшное, мне кажется,  что министерство  не считает, что допускает ошибки. Прекрасный сайт в принципе не работает, газету то ли закрыли, то ли объединяют, кадры разбросали. Работал общественный совет, сейчас  не видно и не слышно.  Раз не признает ошибок  значит, и не исправит, так как амбиции забежали намного дальше результатов. 

Работу министерства будут, судить по работе с мигрантами. Со  статистикой происходят прямо цирковые трюки. Чтобы не быть голословным, приведу пример. По данным Минтранса республики, в прошлом году общее количество пассажиров, перевезенных  воздушным и железнодорожным транспортом, составило 753,6 тыс. человек. Возникает вопрос: откуда ФМС РФ и Минтруда и занятости дают нам цифры в 1170 тыс. и 700 тыс. чел. соответственно,  когда вся транспортная инфраструктура обслуживала 753,6 тыс. человек? У нас временные мигранты и они возвращаются.  И еще. По данным комитета по делам молодежи, спорта и туризма в  2011 году Таджикистан посетили 183 тыс. туристов.  В прошлом году нашу страну посетило 243 000 (!?) иностранных туристов. Давайте займемся арифметикой, итак  243 000 туристов делим на 365 дней в году и получаем 243000/365 = 665. Итак, каждый день в Таджикистан  прибыло (по отчету Комитета)   по  665  туристов.

При  такой раскладке  гостиницы должны быть переполнены. На самом деле гостиницы пустуют. Если в Душанбе 15 гостиниц, каждая гостиница приняла по 16.200 туристов?!     А сколько у нас мест в гостиницах?   Не думаю, что большинство из них жили в «Хаяте» или «Сирене»?   Вот и напрашивается вопрос как они считают туристов, или трудовой мигрант с Российским гражданством тоже считается туристом, или китайский рабочий тоже считается туристом, а может иностранный делегат или откомандированный сотрудник международной организации в Таджикистане это тоже турист? К 2020 году Таджикистан намерен привлекать ежегодно до одного миллиона зарубежных туристов.  Может мы превратились  в туристическую Мекку?    Откуда такие цифры и прогнозы?    Они, что, на парашютах, дельтапланах приземлились или автостопом прибыли и живут  куда попало?  Тогда как определили количество мигрантов?  Я не утверждаю, что статистика врет.  Может быть, не врет, а искренне заблуждается?

Перемен! Мы ждем перемен…

Слова из песни Виктора Цоя идеально подходят в качестве призыва для тех, кто ответственен за миграцию. Да, мигранты после гражданской войны, попали прямиком на другую войну со скинхедами и шовинистами. Однако в ближайшее время начинается  борьба за трудовые ресурсы. Более того, как показывает исследование, проведенное агентством «Gallup», Россия и ЕС постепенно становятся конкурентами в борьбе за трудовые ресурсы из стран СНГ. По словам Джулиана Ассанжа, «Центральная Азия - самый захватывающий геополитический регион в мире. Это - крем в геополитическом слоеном торте. Сверху - Россия, на основании  Китай, в середине - борьба за американское влияние». Нельзя не согласиться с мнением российского ученого Евгения Кожокина: «Россия на данный момент не имеет сформулированного идеологического проекта, интересного и привлекательного для выходцев из Центральной Азии». Вода и трудовые ресурсы  источники  всех благ и проблем. Так, что борьба впереди.

Таджикские мигранты: непокорные и, непокоренные

Миграция,  какая бы она не была, должна регулироваться государством.  Нужно работать с мигрантами, за эту работу воздастся сторицей. Это простая аксиома, которую должны понять все, но, прежде всего, сотрудники министерства.  Министерство обязано прислушиваться к ожиданиям страны. Министерство  делает выбор, похоже, в пользу мигранта   в футляре, так еще всячески заталкивает в такой же футляр и саму отработанную систему. Вместо того, чтобы повышать ее имидж и популярность. С таким  таджикским характером Россия  не барьер, а всего лишь ступенька,  для поиска работы в Европе. Конечно, и в Европе  об нее запросто можно споткнуться. Но таджикские мигранты, которые прошли российскую школу миграции, споткнувшись, не упадут. В этом можно не сомневаться. То, что раньше не было  нормой, сейчас нормой стало или в скором времени будет. На тему миграции проводятся совещаний, демонстрируется рвение, а вот креативность отсутствует. Новоявленные «специалисты по миграции» послушно информируют руководство министерства об успехах, критикуют независимых экспертов, мол «что эти эксперты знают?» Чиновники, как зомбированные. С тобой разговаривают и тебя не видят. Готовят выступления и озвучивают, не вникая в суть. Как будто говорят на каком-то искусственном языке.  И еще.  Пора понять очень простую истину, полученная должность еще не дает опыта, умение, навыки. А у нас все наоборот. Получил всякими способами должность, и он всемогущий, умный, непререкаемый, всезнающий, поэт и ученый.  Родину и опыт не возможно купит.

Ушел за батоном, вернулся со смартфоном

В Таджикистане  происходят поколенческие перемены. Уже подрастает новое поколение будущих мигрантов. И у нас, и за пределами. Они, из другого теста. Успеем ли вырастить образованных, востребованных мигрантов?  А самое главное, сумеем ли? Часто приходится слышать: надо у себя создавать рабочие места. Да, надо. Но, если, проанализируете демографическую ситуацию, то  увидите, что будет  через 20-25? лет. Другой пример. Если в 1965 г. на одного человека в Таджикистане приходилось 0,21 га земель, а сегодня – 0,08 га, то, по прогнозам, в 2030 г. этот показатель составит 0,05 га.  В условиях РТ миграция  процесс не только сегодняшнего дня, его актуальность сохранится и в перспективе. При любом развитии ситуации придется зарабатывать деньги за границей объем внутреннего рынка недостаточен, чтобы прокормить 8 млн. жителей страны. Нам ещё долго надо будет думать о внешних рынках. Трудовые ресурсы это золотой капитал, на них будет держаться наша экономика, и на них можно заработать.  Сейчас в  Европе продают земли, (например, в Испании), можно покупать целые деревни. А в России, Украине  надо брать в аренду земли на 50 и более лет. Как это делают китайцы. Кстати во времена Союза Главснаб  имела несколько своих объектов в Сибири  по заготовке леса для республики.

В свое время мы,  впервые в СССР,   отправляли на учебу в ПТУ РФ и Украины нашу молодежь. Надо возобновить эту традицию. Главный вопрос, состоит в том, сможем ли мы или, вернее, захотим ли начать регулировать процессы трудовой миграции. Что мешает нам достичь в этом деле хотя бы киргизского, не говоря уже о филиппинском, результата? В Киргизии миграционные процессы сейчас происходят более системно, нежели в Таджикистане, значит,  у нас  что-то не так. Сколько делегаций из Таджикистана за последние 20 лет выехало в эту миграционно сказочную страну  Филиппины? Какой толк от этих поездок?   В пакете рекомендаций наши «специалисты» предлагают «укрепление управления миграцией на основе лучшей международной практики».

Господа! Приземлитесь и оглянитесь вокруг. У нас безвизовый режим с РФ. Как контролировать массу выезжающих мигрантов? Вот в чем проблема. Именно об этом и говорил в свое время автор сакраментального: «Ваши ожидания – ваши проблемы». Не нужно путать надежды с реальностью. Давайте все-таки видеть за деревьями лес.  Ни одна страна, экспортирующая рабочую силу, низ бежала ошибок. В миграционной политике и в реальной жизни мигранта всегда присутствуют плюсы и минусы, позитивы и негативы. Например, плюс  то, что только за прошлый год на одного жителя республики из-за рубежа в среднем поступило 417$.  Только по официальным каналам посредством систем банковских переводов за 8 месяцев в Муминабадском районе Хатлонской области получено от трудовых мигрантов за пределами республики $5 млн. 263 тыс. 42 и 60 млн. 224 тыс. российских рублей,  это в 2 раза превышает собственно бюджет района на этот период.

Надо учить людей рационально использовать эти средства.  В то же время  мы наблюдаем  разрушение института семьи. Это означает, что мы должны  разработать  концепцию государственной семейной политики в Таджикистане в новом варианте. У нас  бурными темпами развивается двоеженство международного характера. Одна жена здесь, а другая за рубежом.  По неофициальным данным, ежегодно около 12 тысяч молодых граждан Таджикистана женятся в России. В 2010 году количество таджикских женщин вышедший замуж за иностранцев составляло 712 человек. За шесть месяцев этого года в Согдийской области,  соответствующими органами было зарегистрировано 33 брака с иностранными гражданами, за прошедшие 7 месяцев зафиксировано 1 тыс. 661 бракоразводных случаев, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 215 случаев больше. В Хатлонской области, за три месяца нынешнего года по области было зарегистрировано 9779 новых семей и разведена 521 пара. По сравнению с первым кварталом прошлого года регистрации – на 22 развода больше.

Положение мигрантов всех озабочивает, не опечаливает. В ситуации с миграцией имеет место  тезис  «имеем то, что имеем, и работаем в целом на своем уровне». Они  наш сегодняшний уровень. У нас в избытке околомиграционных функционеров и крайне мало аналитиков, которые могли бы, предложить конкретный план, пусть даже болезненный и непопулярный, но способный поднять с колен  нашего мигранта. Да, есть среди чиновников очень грамотные специалисты, но критерием истины является результат. Все определяет Его Величества Результат. А он отрицательный. Миграция для Таджикистана больше, чем просто возможность заработка денег. Это и политика, и бизнес. А сейчас, таджики в  России ходят, как оплёванные... Негативная информация о таджикских мигрантах гуляет,  по миру, но особенно  на пространстве СНГ. Уже устал читать в российской прессе словосочетание:  «мигрант-нелегал» - такая же тавтология, по-моему, как  «масло масляное»: понятно, же, что нелегал - это мигрант и есть.  Это словосочетание из серии объявлений в московском метро: "Уступайте места беременным женщинам", как будто беременными могут быть кто-то ещё из людей, пользующихся метро.

За державу обидно»

Иногда мне кажется, что к нам в некоторые международные организации отправляют то ли на отдых, то ли с целью избавиться от каких то сотрудников. У нас работал один руководитель МОМ. Настоящий  «спящий слон». Чем он занимался, как  он работал, никто не знал. По-моему, он так и не понял своей миссии.  Но его можно было увидеть в ресторанах, барах и на приемах. Слава Богу,  куда то уехал. И вот  новый представитель. Заседает в офисе,   редко  участвует в конференциях, круглых столах, да и на письмо пол года не отвечает. Не зря в Кулябе объявили недоверие МОМ. Это тревожный сигнал.  И еще. Как то к нам в республику приехали «ассы» миграции и демографии из РФ. Используя момент,  хотели провести встречу с научной общественности  столицы.  Ответ руководителя  одной  организации можно занести   книгу Гиннесса. Ну, об этом в другой раз.

Врезка: Зато наша национальная команда – автомобиль с салоном из крокодиловой кожи, золотой пепельницей и бывшим водителем английской королевы за рулем. Но колеса у машины полуспущены, двигатель слаб, а зажигание троит. 

Универсального средства, которое могло бы предоставить мировое сообщество для решения всех миграционных проблем, не существует. Главная задача укоренить мировой опыт  в области регулирования  миграции   на таджикской почве, но не слепо копировать.  В области миграции надо владеть тонким критическим чутьем.  Поэтому мы должны быть предельно   ответственными  и внимательными.  Ответственными  потому,  что миграция это  одновременно и стрелка на часах таджикского правительства, и становление и укрепление нашей независимости. Толкование миграционной политики является отражением культуры страны. Миграция требует математически выверенного подхода к каждому мигранту, и дипломатично исполненного сценария. Выход из каждого инцидента с таджикскими мигрантами должен  быть выполнен аккуратно, вежливо, с достоинством красиво, ярко и технично.  В любом случае, кредит доверия у министерства  прежний  очень высокий, но не абсолютный.   А это скорость  принятия решений, скорость мысли, скорость переживаний и скорость компромисса. В этих компонентах Таджикистан,  хронически  отстает.

«Миграционная «благотворительность»

Выстраивать принципиально новую стратегию миграционных   преобразований возможно лишь с учетом системного осмысления проблемных ситуаций. О чем свидетельствует мировой миграционный  опыт? Он однозначен: механизмы подготовки кадров могут действовать симметрично только в случае взаимодействия внутренней экономики и потребностей рынка труда за пределами страны. Например, Рогунскую ГЭС и другие энергетические объекты на Вахшском каскаде мы построим, это однозначно. Но, сейчас надо готовить кадры и не просто чернорабочих, а инженерно-технических специалистов. Необходимо вернуть (реэмигрировать)  из России наших мигрантов  строителей, инженеров, специалистов технических профессий.  Мне думается надо разработать план реэмиграции отдельных специальностей из числа наших граждан.  Строить свои стратегические планы необходимо, исходя из этой реальности. В «миграционную благотворительность» играть с нами никто не собирается. Нам необходимо начать формировать философию упреждения возможных миграционных потрясений. Такая угроза реально существует. Миграционная политика нашей страны, всегда несла на себе печать политической доминанты, смысл которой нам хорошо понятен. В Таджикистане в области миграции  не хватает команда   действенных менеджеров. Нужна политическая воля и смелость, чтобы открыто сказать обществу: это мы обеспечим, этого не можем сделать, а здесь возьмем паузу на год или пять, но проблему непременно решим.

Послесловие

Знаете, когда наш президент вместе с президентами РФ и Белоруссии присутствовал на финале чемпионата мира по хоккею, и это показали все телеканалы мира,  у меня воспряло чувство патриотизма. А то, что  наш столица стало геополитическом центром мира  во время саммита ШОС – это разве не   гордость. Мне думается, что   большинство населения страны, особенно мигранты, разделяли мое чувство. Присутствие мировых лидеров, обстоятельная, дружественная беседа нашего лидера со всеми  было весомым и знаковым.  Как будто все выпили тройные дозы витамина,  получили адреналин в огромном количестве.   Сердце стучало бодро, радостно, было ощущение большой победы. Это есть тот имидж, который мы говорим. Такие исторические моменты приятны, незабываемы, прежде всего, для мигрантов.

 

Рахмон Ульмасов

д.э.н., профессор, Российско-таджикского (славянского) университета



Возврат к списку