+7(800)775-5203
+7(499)290-5206

РАСПП: В отличие от таджиков, филиппинцы не объединяются в диаспоры

30.03.2012

РАСПП: В отличие от таджиков, филиппинцы не объединяются в диаспоры

После мартовской конференции Российско-Филиппинского Делового Совета при ТПП РФ на тему «Филиппинские трудовые ресурсы в России: экзотика или перспектива?», соорганизатором которой выступил Русско-Азиатский Союз промышленников и предпринимателей (РАСПП), российские и зарубежные СМИ продолжают активно публиковать отклики и комментарии по данной проблематике, заинтересовавшей самые разные слои.

В интернете, социальных сетях и блогосфере возникают стихийные дискуссии в формате «За» и «Против», в рамках которых рассматриваются различные качества и характеристики работников с Филиппин.

РАСПП размещает один из очередных материалов на эту тему под названием «Филиппинцы вместо таджиков», опубликованный изданием «Мир Новостей». РАСПП специально не комментирует отдельные акценты, сделанные автором материала, так как именно они и являются предметом повышенного, профессионального внимания со стороны РФДС.

Некоторые из таких вопросов – это необходимость развития русского языка на Филиппинах; недостоверность медицинских справок, выдаваемых в данный момент находящимся в РФ филиппинским работникам; непрозрачность действующих «кадровых агентств»; установление законодательного контроля за филиппинцами, находящимися в России и т.п.

Факты, изложенные в статье, говорят сами за себя: вся работа с филиппинскими трудовыми ресурсами в России должна вестись только с помощью централизованных официальных структур.

Возможно, филиппинцы пока ещё не так хорошо владеют русским языком, по сравнению с английским. Но зато в отличие от целого ряда традиционных для российской экономики диаспор, они не образуют замкнутых национальных сообществ (анклавов и гетто) на территории Москвы и не являются фигурантами криминальных сводок.

 

 

РАСПП

 

 

 

 

Российские чиновники и предприниматели полны решимости переломить миграционный тренд последних лет, когда в Россию толпами ехали  таджики, чтобы вооружиться здесь метлами. Теперь в страну хотят привлечь филиппинцев с дипломами. Зачем?

38-летняя филиппинская няня Луз живет в Москве с таджикским гастарбайтером Фархудом. Она работает в богатой семье по протекции лицензированного кадрового агентства. Он до недавних пор был дворником-нелегалом. Луз - католичка, Фархуд - мусульманин. У них мало общего: редкие мысли о родине, частные мечты об Америке и полное незнание русского языка. Оба - типичные представители своих стран в России: не читают наших газет, не смотрят телепередач и ничего не знают о планах ФМС и Торгово-промышленной палаты РФ сделать ставку не на соотечественников Фархуда, а на привлечение квалифицированных кадров из Юго-Восточной Азии.

- Россия, стремящаяся занять пятую строчку в рейтинге ведущих экономик мира, нуждается в принципиально новых кадровых ресурсах. На Филиппинах они есть, - убежден эксперт Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей Григорий Трофимчук.

С этим не поспоришь. Раз правительство РФ взяло курс на создание 25 миллионов рабочих мест к 2025 году, а собственными силами мы уже не обходимся, придется привлекать мигрантов. Но почему с Филиппин? Сторонники идеи аргументируют: для Юго-Восточной Азии трудовая миграция - бюджетообразующее направление и хорошо отлаженная система с многолетним опытом. Более 10% из 90 миллионов граждан Филиппин работают за рубежом, и на 10% ВВП республики зависит от их перечислений.

- У Филиппин есть то, что делает миграционные процессы открытыми и выгодными: база данных, в которой отслеживают кадровые передвижения, комплекс налоговых льгот и социальная политика, ориентирующая население на качественное образование и труд вдали от родины, -  поясняет кандидат экономических наук, проректор по развитию Московского психолого-социального университета Александр Гребенюк. - Но я не думаю, что этот проект можно реализовать в ближайшие 20 лет: слишком затратный.

- Филиппинцы не склонны объединяться в диаспоры, устанавливать свои порядки на чужой территории. Значит, в России не будет национальных анклавов, - возражает Григорий Трофимчук. - Филиппинцы вообще похожи на неофициальный символ своей страны - маленького зверька долгопята. Тихие, безобидные и мобильные.

Коль скоро мы перешли от экономики к биологии, заметим: это животное не приручается.

- Наша страна имеет дело с двумя категориями филиппинских мигрантов. С теми, кто до приезда сюда поработал в Сингапуре, Гонконге и Эмиратах, - универсалами, освоившими несколько профессий, и с необразованными новичками, прибывшими напрямую с островов. Русского языка не знает ни один мигрант - с нанимателями общаются на английском, - признается исполнительный директор кадрового агентства «Надежные люди» Елена Арутюнова. - Мало того, многие из них совершенно беспомощны в бытовом смысле.

Случалось, что филиппинская прислуга чистила хозяйские норковые шубы в стиральных машинах, сжигала утюгами шелковые наряды от кутюр и протирала мокрыми тряпками компьютеры. Впрочем, и азиаты не в восторге от московских и питерских работодателей. Руководители  рекрутинговых компаний рассказали корреспонденту «Мира новостей», например, об олигархе, потратившем миллион рублей на свою любовницу и ложно обвинившем гувернантку из Манилы в краже, чтобы оправдаться перед женой. Девушка оказалась в СИЗО «Лефортово», заразилась там гепатитом. После освобождения филиппинка скрылась в неизвестном направлении. Теперь, видимо, работает в России без визы.

- Филиппинцы - пугливые лани. Не в их правилах спорить с работодателями, - характеризует приезжих владелица кадрового агентства «Лада-престиж» Лада Львова. - Русские или украинские горничные, увольняясь, порой так хамят нанимателям, что те рыдают, как актриса Амалия Мордвинова при расчете гувернантки. Наивысшая степень протеста у филиппинцев - уход без предупреждения. Они незаметно собирают вещи, получают очередную зарплату и больше не являются на службу. И, увы, затем пополняют ряды нелегалов.

В России филиппинская нянечка получает 600, максимум 1000 долларов в месяц. Во Франции она примерно столько может получить за неделю. Из-за ощутимой разницы в суммах у детского омбудсмена Павла Астахова, живущего на две страны, в январе, когда он на недельку выехал с семьей в Париж, сбежала гувернантка-филиппинка. Европа с ее финансовыми и социальными условиями понравилась женщине больше.

Сейчас в России работают две тысячи официально зарегистрированных трудовых мигрантов из Филиппин. Дипломированных специалистов среди  них всего два-три десятка: кто-то участвует в строительстве объектов АТЭС во Владивостоке, кто-то обучает детей в столичных британских школах. Остальные - домашний персонал бизнесменов, политиков, звезд эстрады и прокуроров. Не отсюда ли ноги растут? Может, под шумок разговоров об инновационном подходе к миграционной политике новое богатое сословие пытается наводнить рынок труда дешевым и безропотным обслуживающим персоналом?

 

Анна Андреева,

"Мир новостей"



Возврат к списку