8 (495)136-9992
8 (800)700-2738

Цифровой Шелковый Путь: возможности для России

10.07.2018

Сейчас на фоне нового этапа торговой войны между США и КНР становится более актуальным вопрос стратегического ответа Китая, который уже реализуется в рамках инициативы «Один Пояс – Один Путь». При этом, одним из наиболее передовых является проект Цифрового шелкового пути, который практически отсутствует в рамках российской повестки сопряжения Евразийского экономического Союза и инициативы «Один Пояс – Один Путь».

WhatsApp Image 2018-07-09 at 19.03.56.jpeg

Учитывая контроль морских коммуникаций со стороны США на всем морском пути от Шанхая до Суэцкого канала, КНР делает ставку на продвижение по суше, а именно на реализацию сухопутной части «Пояса и Пути» - «Нового Шелкового Пути» (НШП). Строительство инфраструктуры НШП тесно связано с созданием «цифрового Шелкового Пути», который предлагает потребителям китайских товаров новый уровень логистики и ритейла за счет внедрения современных технологий.
Цифровой шелковый путь по своему духу соответствует принципам индустрия 4.0 и государственной программе КНР «Сделано в Китае – 2025», в рамках которой планируется качественный рост автоматизации промышленности и технологической модернизации. «Цифровой Шелковый Путь» стал одним из приоритетных направлений КНР, направленных на сокращение производственных издержек, повышение глобальной конкурентоспособности китайской продукции и рост товарооборота со странами-участницами инициативы. Эти цели будут достигнуты путем развития цифровой экономики, искусственного интеллекта, облачных технологий, «Интернета Вещей», технологий «Больших Данных», спутниковой системы навигации, сверхбыстрой широкополосной связи Internet Plus и пр.

Рост проникновения цифровых технологий в торговлю начался не вчера. Уже сейчас глобальные китайские площадки Alibaba, Taobao и Aliexpress широко присутствуют в мире. На уровне российско-китайских отношений поставлена задача по доведению двустороннего товарооборота до уровня 200 млрд в долларовом эквиваленте к 2025 году, при прогнозе РАСПП в 100 млрд по итогам 2018 года. То есть рост, в среднем, должен составлять 10,4% в год, что возможно только за счет реализации новых драйверов, таких как качественное развитие инфраструктуры торговли.

WhatsApp Image 2018-07-09 at 19.03.55(1).jpeg

Важно, что ответные меры Китая против США затрагивают сельскохозяйственную продукцию, которую Поднебесная будет активно замещать с помощью товаров Евразии и, в особенности, России. Это также является новым драйвером для двустороннего товарооборота.

На сегодняшний день, по оценкам Китайской Академии Информационно-коммуникационных технологий, цифровая экономика Китая выросла на 18,9% (3,4 трлн. долларов) в 2016 году, что эквивалентно 30,3% от ВВП (для сравнения, российская цифровая экономика составляет 2,1% от ВВП, согласно данным РАЭК). Достижения китайских технологических гигантов, таких, как Alibaba, Huawei и ZTE, позволяют Китаю выстраивать систему «цифрового мира» вдоль всех маршрутов Нового Шелкового Пути.
В первую очередь, это развитие китайской электронной коммерции, которая, по данным Министерства торговли КНР, уже занимает около 40% от мирового рынка Интернет-торговли. Лидер цифровых технологий, крупнейшая китайская компания Alibaba Group, выступила с инициативой по созданию Всемирной электронной торговой платформы eWTP, которая будет связывать средние и малые предприятия по всему маршруту «Пояса и Пути» и позволит упростить процедуры импорта и экспорта. Еще одним крупным игроком «цифрового Шелкового Пути» выступает китайская B2B платформа “DHgate”, главной целью которой является упрощение электронной торговли и её внедрение в бизнес ряда развивающихся стран. Компания также финансирует тренинги по трансграничной электронной торговле в ряде университетов Турции и Грузии, которые проводятся под эгидой сотрудничества в рамках ЭПШП.

WhatsApp Image 2018-07-09 at 19.03.55.jpeg

Касательно зарубежных IT-компаний, привлекаемых к «Цифровому Шелковому Пути», стоит выделить Google, подписавшую соглашение по сотрудничеству с электронной бизнес-платформой в Ханчжоу, и eBay, которая участвует в разработке цифровой торговой платформы в Фуцзяне.

В развитии электронной коммерции ведущую роль играет создание цифровых зон свободной торговли, которые способствуют упрощению режима таможенного регулирования и снижению барьеров для иностранных фирм при входе на китайский рынок. Закупки и хранение китайский товаров стали возможны без регистрации иностранного лица в Китае или открытия банковского счета. Также, для продвижения электронной торговли Китай существенно снижает пошлины на экспортируемые товары, что делает Интернет-торговлю выгоднее обычной. Электронная торговля также выигрывает за счет упрощения обязательных процедур по регистрации товаров, на которые Главное государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину тратит от 4 до 6 недель вместо 12-18 месяцев, предусмотренных для процедур при традиционной торговле. Цифровые зоны свободной торговли включают в себя перечень финансовых и логистических услуг, которые позволяют покупателю из любого региона по маршруту «Пояса и Пути» полностью оформить заказ из Китая буквально за 5 дней, управлять процессом поставки и отслеживать его в режиме онлайн, а также оплатить заказ с помощью специального «платежного портала», в котором можно свободно конвертировать юани в нужную валюту.

Важно, что строительство «цифрового Шелкового Пути» напрямую связано с масштабными инвестициями за рубеж, направляемые, как правило, на строительство международных дата-центров и на развитие логистической инфраструктуры (терминалы, хабы, распределительные центры). Страны-реципиенты таких китайских инвестиционных проектов выигрывают за счет внешних эффектов, среди которых повышение спроса на электроэнергию и повышение занятости. Развитие инфраструктуры и логистики, появление «умных городов» и научных парков, а также внедрение информационно-коммуникационных технологий ведут к общему экономическому развитию стран-участниц «Пояса и Пути». Например, согласно исследованиям аналитической группы журнала “The Economist”, китайская компания China Telecom оказала существенную помощь в проведении связи в Непале, Бангладеш и Пакистане, а созданная сеть дата-центров в Малайзии способствовал созданию 60 000 новых рабочих мест.

Однако, не исключены и риски, которым подвергнуты проекты по зарубежным инвестициям в рамках «цифрового Шелкового Пути».

В некоторых странах политическая нестабильность и проблемы с безопасностью представляют постоянную угрозу инвестициям в рамках ЭПШП, затрудняя финансирование дорогостоящих технологий в регионах с нестабильной обстановкой. Осуществление этого потребует дополнительных издержек на обеспечение безопасности, не предусмотренных в рамках проекта. Проблемы с уровнем кредитоспособности и прозрачностью финансовых операций, особенно в Южной Азии, куда направляется весомая доля китайских инвестиций, могут привести к проблемам с окупаемостью вложенных средств и несоответствию с изначально намеченными результатами. Недостаток высококвалифицированных кадров также создает барьеры для успешного внедрения и применения китайских технологий.

Вместе с тем на фоне традиционно высоких рисков стран Средней Азии и нестабильности южноазиатских экономик, российский рынок представляется выгодным и надежным направлением для маршрутов Цифрового шелкового пути. Россия сделала большой шаг вперед в области развития инвестиционого климата, благодаря которому поднялась в рейтинге Doing Business до 35 места в 2018 году по сравнению со 124-м местом в 2011. Размер российского рынка, низкая стоимость энергоресурсов и выгодное географическое положение также являются дополнительными аргументами в пользу активного участия России в рамках Цифрового шелкового пути.

Иными словами, на текущем этапе финансовые, технологические и интеллектуальные ресурсы Китая направлены на повышение конкурентоспособности китайской продукции на мировом рынке и на укреплении своих экономических позиций в противостоянии с США, в котором Китай и Россия находятся на одной стороне баррикад. Проект «цифрового Шелкового Пути» является современным инструментом Китая и логическим продолжением новой индустриальной революции и реализации национальной стратегии «Сделано в Китае – 2025» (китайского аналога немецкой Industry 4.0), успешная реализация которой позволит Китаю утвердиться в качестве «инновационной» державы. Реализация этого проекта Китаем открывает для России новые возможности, прежде всего в отношении двусторонней торговли и инвестиций. Главное для нас сейчас – встроиться в эту систему на выгодных для страны условиях.


Возврат к списку